«Профессионально-техническое образование в Калининградской области»

Автор: администратор

Доклад, прочитанный Лазарем Моисеевичем Фуксоном в качестве представителя КГКГ во второй день коллковиума.

В свое время у нас существовала стройная система подготовки кадров в условиях плановой экономики: плановый набор, плановая практика, плановое распределение. Были даже специалисты в отделах кадров на предприятиях (соответствующая должность называлась «инженер по подготовке кадров»). Все это обеспечивало взаимосвязь учебных заведений и предприятий.
В 1990-е гг. ситуация изменилась.

Была допущена ошибка в средней общеобразовательной школе, где пытались соединить учебный труд с производственным трудом, организуя так называемые УПК – учебно-производственные комплексы для школьников, которые, заканчивая школу, получали «корочки» по профессии. Таким образом, поверхностная система подготовки кадров уравнивалась с системой профессиональной.

С этим связана еще одна ошибка: гипертрофировалась роль начального и среднего образования и снижалась роль профессионального. И та система трудовых резервов, которая была создана в годы Великой Отечественной войны, в 1980-е гг. начала давать сбои, а в 1990-е, когда на смену плановой экономике пришла рыночная, она разрушилась.

В 1990-е гг. лишь 15% выпускников педагогических, технических и сельскохозяйственных ВУЗов могли работать по профилю. Возникла проблема с прохождением практики: производство существенно сократилось. Система профессионального образования сохранила инерцию и модернизировалась в рамках тех процессов, которые происходили в стране. В результате такое важное звено профессионального образования, как производственная практика, выпало из структуры образования. Компонентом учебного плана она осталась, но при этом эффективность ее многократно уменьшилась. Работодатели отказывались принимать на свои предприятия практикантов, мотивируя это следующим образом: «Кто мне заплатит за то, что я эффективного, опытного работника сниму с производства и поставлю руководить практикой ученика?» И получилось, что наши (и не только наши) студенты проходили практику не как специалисты определенного уровня, а как разнорабочие («подай – принеси»).

Школьный «вузоцентризм» коснулся и наших учебных заведений: все стремятся к получению высшего образования, недооценивая среднее специальное, хотя профессия, получаемая в техникуме, самоценна: его выпускник вполне может справляться со своими функциональными обязанностями, ролью менеджера на стройке, – например, осуществлять контроль за соблюдением техники безопасности, контроль качества выполняемых работ, заниматься снабжением материалами, обеспечивать выполнение проектно-сметной документации, работать прорабом, начальником участка, обеспечивая функционирование строительной площадки, – и ему не нужно высшее инженерное образование, достаточно конкретных специальных знаний. Нужно четко разграничивать две карьеры: управленческую и инженерную. В первом случае необходимо приобретать знания по менеджменту, управлению, праву, во втором – осваивать техническую составляющую: высшую математику, расчеты, проектирование.

На фоне снижения эффективности производственной практики было урезано финансирование средних учебных заведений, материальная база резко ухудшилась. Материалы и станки в профтехучилищах и колледжах отсутствовали – и на предприятиях практики не было. И таких специалистов выпускали почти два десятка лет. К этому нужно добавить, что программы развития отраслей народного хозяйства не подкреплялись кадровой составляющей, т.е. в учреждения образования госзаказ не только не поступал, он даже не формировался. В этих условиях система образования сама определяла, какие группы открывать, каким профессиям обучать. А работодатели не принимали участия в процессе: «Мы налоги платим, а вы сами крутитесь…»

Как пример самостоятельного подхода – наш колледж.

В 2007 г. в рамках национального проекта «Образование» был объявлен Всероссийский конкурс по развитию учреждений начального и среднего профессионального образования. Наш колледж стал победителем конкурса, по условиям которого получил 20 миллионов рублей на развитие. Колледж, со своей стороны, должен был обеспечить софинансирование в размере 20 миллионов рублей. Мы благодарны Союзу строителей Калининградской области, возглавлявшемуся тогда Е.В.Морозовым, и Министерству строительства Калининградской области, которые помогли привлечь различные строительные организации, на чьи средства был восстановлен лабораторный корпус, находившийся в аварийном состоянии. На деньги федеральные мы приобрели учебное и производственное оборудование в сфере строительства. До этого на приобретение оборудования нам выделялся 1 миллион рублей в год, а в рамках конкурса мы получили в 20 раз больше, т.е. сделали «прыжок» на 20 лет вперед. Мы приобрели и компьютерную технику, у нас сейчас мощный информационный центр, большая компьютерная база в помещении свободного доступа, где студенты изучают АвтоКАД и АрхиКАД, используемые при архитектурном и строительном проектировании. Было закуплено большое количество приборов для неразрушающего контроля состояния фундаментов, стен, несущих конструкций, трубопроводов (не раскапывая можно проверять, где имеется утечка или нарушение конструкций) — на основе ультразвука, рентгеновских лучей, спектрального анализа. Кроме того, для дисциплины «водоснабжение и водоочистка» приобретены приборы, позволяющие оперативно определить химическое состояние не только жидких, но и твердых веществ.

Это дало возможность подумать над тем, каким новым специальностям в сфере строительства мы могли бы обучать в дальнейшем.

В 2006 г. мы провели в колледже реструктуризацию, отказались от некоторых специальностей, введенных в 1980-е гг. («сервис и туризм», «компьютерное программирование», «экономика»), и сделали упор на строительные специальности (например, «реставрация», «земельный кадастр»), для которых приобрели геодезические приборы начиная от классических нивелиров в современном дизайне и заканчивая устройствами с GPS.

Такая материальная база позволила принять участие в совместном проекте с польскими студентами Гданьской академии строительства по описанию памятников архитектуры. Мы увидели наши возможности, интерес студентов, востребованность властями этого направления, начали искать партнеров, с которыми могли бы обеспечить подготовку в области реставрации. Наряду с калининградскими специалистами мы привлекали для этой подготовки специалистов из Москвы и Санкт-Петербурга, в частности академика А.В.Попова, который посещал наш колледж, и других светил.

Совместное осмысление путей подготовки специалистов по реставрации показало, что отечественные и европейские традиции реставрации значительно отличаются друг от друга, поэтому мы начали искать контакт с немецкими коллегами. Наши студенты получили поддержку немецких спонсоров, и более 70 человек за последние 2 года прошло стажировку во Франкфурте-на-Одере, познакомилось с работой реставраторов на объектах Берлина, Потсдама, других городов Германии. Серьезные отношения у нас сложились с Академией реставрации в Герлице, которую возглавляет господин Андреас Фогель. Наша делегация преподавателей побывала в марте этого года в Герлице, затем туда выезжали представители нашего колледжа вместе со специалистами областного Научно-производственного центра по охране памятников.

Теперь мы заинтересованы в том, чтобы сложилась система подготовки кадров реставраторов, поскольку во многом процесс реставрации памятников архитектуры и истории тормозится из-за отсутствия специалистов. Необходимо описать все памятники архитектуры с точки зрения их архитектурного состояния, стоимости восстановительных работ и выставить на аукцион, чтобы их могли приобретать инвесторы. Если мы этого не сделаем в ближайшее время, не займемся подготовкой кадров под эти потребности, то через 10-20 лет у нас нечего будет реставрировать. Однако здесь нужен государственный подход.

Для того чтобы любая строительная фирма получила лицензию на проведение реставрационных работ, она должна иметь специалистов соответствующего профиля. И чтобы мы не впали в коррумпированную систему, которая будет «лепить» реставраторов, выдавая дипломы, не обеспеченные необходимым уровнем подготовки, мы в договоре между колледжем и Академией прописали идею о том, что специалистов-реставраторов готовим вместе на базе колледжа с привлечением зарубежных специалистов, прохождением практики в Германии на базе учебных заведений и проведением совместной итоговой аттестации. Тогда наши специалисты будут получать документы о профессиональном образовании, подписанные руководителями обоих образовательных учреждений и имеющие силу как в России, так и в Европе.

Думается, Министерство культуры Калининградской области, совместно с другими заинтересованными структурами, фондами, должно сориентироваться, исходя из планомерного финансирования памятников, сколько нужно подготовить специалистов, а также определить базовое образовательное учреждение (можно провести конкурсы) по подготовке реставраторов, обеспечить планомерный заказ по подготовке кадров. Мы считаем, что, если мы отреставрируем многие объекты старины, это придаст новые силы вектору туризма в нашем крае с его возможностями побережья, климата и т.д. В свое время памятники у нас не берегли, воспринимая их как исторически чуждые, и понадобилось 50 лет, чтобы осознать их как ценность, как достояние и немецкого, и российского народов. Получилось так, что эти объекты не консервируются как положено, они продолжают разрушаться. Необходимо предпринять энергичные меры, чтобы сохранить то, что есть. Поэтому мы призываем наших западных партнеров помочь нам найти какие-то ресурсы, фонды для осуществления совместной деятельности по реставрации, потому что это даст возможность восстановить здания, представляющие исторический и культурный интерес. Ну а это, в свою очередь, позволит изменить в лучшую сторону облик нашей территории.

Оставить комментарий






Спонсоры: