«В оковах» — конфликты при охране памятников

Автор: администратор

Доклад, прочитанный Вильфридом Вольфом на третий день коллоквиума


Нижеследующий доклад показывает на примере из личной практики, как важно доверие сторон, заказчика и администрации для предотвращения и их разрешения конфликтов.

Показав исходное положение сторон и конфронтацию сторон, мы рассмотрим суть проблемы и шаги, предпринятые для снятия противоречий. Я постараюсь быть краток, и остановлюсь лишь на основных чертах вопроса.

Здесь, уважаемые слушатели, вы уже видите наложенные цепи.
Вся лестничная шахта ими перегорожена: что же произошло? О чём идёт спор?

В июне 2008 г. у меня зазвонил телефон. Звонил адвокат: „Мы слышали, что Вы работаете с охраной памятников — у нас тут возникла одна проблема.“
Проблему, вернее — стороны проблемы — удалось вскоре определить.

Заказчик подал в 2005 г. в соответствующее строительное управление запрос на строительство внутри своей лестничной клетки нового лифта.
Управление ответило отказом.
Заказчик оспорил данное решение.
Апелляция была отклонена.
Заказчик пренебрёг ею и приступил к строительству.
И вот, лежал в оковах — он сам и его лестница.

Заказчик искренне не понимал, в чём тут дело: более 90 лет этот дом принадлежал ему и его предкам, а теперь, вместо того чтобы с удобством подниматься в свои родные стены, он и его 85-летняя мать стояли перед угрозой штрафа в 500 000,— евро, принудительной сломки построенного за их же счёт (от 5 000,— евро), не считая адвокатских и судебных расходов в неизвестном количестве.

Что делать в такой ситуации?

Обе стороны бряцали оружием и трубили к бою, если воспользоваться такими метафорами.
К счастью, нам попался достойный адвокат, заинтересованный не только в битве и своём гонораре за неё, но и в судьбе своего клиента.

Шаг первый, изучение истории

1.7.2005 заказчик подал прошение на строительство лифта, аргументируя в том числе преклонным возрастом своей матери.
Строительное управление отклонило этот запрос, так как лестничная клетка, где должен был бы стоять этот лифт, представляла собой один из немногих сохранившихся образцов круглых лестничных шахт, и так как не было ни малейшего общественного интереса в построении подобного лифта, каковой интерес мог бы оправдать утрату столь редкого и охраняемого объекта.

Шаг второй, знакомство с аргументами сторон
Главные аргументы заказчика

  • Мой дом и я в своём праве
  • Более 90 лет моя семья ухаживала за домом, постоянно вкладывала в него и его украшение значительные суммы
  • Разве могут пара деревянных ступеней перевесить интересы пожилых дам, живущих в доме?

Главные аргументы органов охраны

  • Данная лестничная клетка — редкий и хорошо сохранившийся памятник, с деревянными ступенями и резной балюстрадой, световым куполом и сохранившимися украшениями под лестничными маршами
  • В утрате подобного памятника в угоду одной-двум личностям нет ни малейшего общественного интереса; при этом заказчик уже приступил к сломке некоторых частей деревянной отделки
  • Недопустимо вбивать столь грубую стальную конструкцию с самое сердце тонко разработанной лестницы, рубить ступени налево и направо, руководствуясь одним лишь собственным удобством

Шаг третий, перемирие

После интенсивных переговоров со сторонами было достигнуто согласие о том, что в ближайшее время ни строительное управление не станет взыскивать наложенный им штраф, ни заказчик не станет обращаться в суды высшей инстанции.
Можно было приступать к нашей, инженерно-охранительной работе.

Шаг четвёртый, предмет спора

Первым делом мы постарались познакомиться со спорным домом поближе.
Вид с улицы
Пятиэтажный дом с жилым чердаком привлекает внимание уже своим внешним видом.
Фасад, как видно, богато отделан.

Внутри мы находим

  • скромно оформленные комнаты, причём в некоторых из кухонь — первоначальные шпунтованные полы, а там, где некогда стояли плиты — старый кафель.
  • в некоторых квартирах — кованые дверцы каминов
  • но также и богато украшенные залы со штукатурными розетками вокруг люстр, филигранно профилированные гербовые щитки, выполненные из стюка, но заставляющие думать о резьбе по дереву. Тут же красивые кафельные печи
  • Вершиной всего является этот плафон: фотографии однозначно говорят, что это здание — больше, чем просто рядовой жилой дом.

Таков этот дом. Как же выглядит его лестница?

Вид к лестничной клетке и наружу, ко входу.
На потолке крестовый свод, по обеим сторонам коридора зеркала, в пяте каждой арки соответствующие кронштейны.
Некоторые детали лестничной шахты

В начале этой последней группы снимков — уже построенная лифтовая конструкция, вверху над ней — световой купол, резные перила и стрельчатые окна, ведущие на соседнюю лестницу.

Приходим к выводу:

  • Этот дом — подлинное произведение искусства, и его лестница — часть такого произведения.

Приходим к дальнейшему выводу:

  • Охрана памятников была права, такое творение следует сохранять в первозданности, в ней есть существенный интерес общественности.

Мы, однако, приходим и к другому выводу:

  • без постоянного — и весьма затратного — ухода за зданием со стороны домовладельца оно не могло бы дожить до наших дней в столь выдающейся целостности.

При этом мы также видим, особенно на последних снимках, что возведённая стальная конструкция грубейшим образом вторгается в композицию, конструкции и освещённость лестничного пространства.

Шаг пятый, изучение объекта

Рассматриваем бумаги и находим:
Чертежи, обмеры, охранный паспорт, профессионально исполненные проекты — отсутствуют.
Приходится приступить к документации самим.
Сперва составляются планы квартир по всем этажам и составляется структура жителей. Площадь квартир варьируется между 60 и 200 м², она постепенно сложилась за 120 лет постоянной подгонки под требования момента.

Первая неожиданность:
Будь лифт действительно построен в этой лестничной клетке, его пользователями были бы 7 квартир и соответствующее количество жильцов, а вовсе не «две-три старушки», при всём уважении к охране памятников.

Другой результат:
Подвалы обоих крыльев углового здания до сего дня не имели сообщения друг с другом. На плане этажа видны две лестничные клетки непосредственно по соседству — они не соединяются. При наличии лифта, проведённого вплоть до подвала, этот второй отсек тоже был бы доступен непосредственно из здания, а не через двор.

Шаг шестой, архивы

Пытаемся охватить историю этого дома.

Первые проекты отмечаются уже в 1880 г.

Круглую лестницу, вместе с другой, сегодня утраченной, мы находим уже на чертеже 1888 г.
В том же 1888 г. чердак перестраивается под фотостудию: сегодня чердачный этаж почти полностью используется под жильё.
В 1935/36 гг. отмечено строительство современных ванных и надстройка части чердачного этажа.
Немаловажная деталь: в войну дом не был разрушен, как его соседи, но взрывные волны привели к необходимости укрепления лестничной конструкции. По краям прозора были тогда поставлены опоры: с лифтом или без лифта, опоры нужны и сегодня.

Шаг седьмой, промежуточный баланс

Как это часто и бывает, обе стороны, и администрация и заказчик, имеют достойные аргументы в пользу своих точек зрения.
Неоспорима высокая историко-культурная ценность здания, его строительное и градостроительное значение. Его необходимо сохранить.
Одновременно: здания всегда подлаживались под изменившиеся требования жизни и новые запросы жителей, и должны подлаживаться впредь.
Нужно было приступать к собственно проектированию.

После полугода тщательных переговоров с охранной администрацией и домовладельцем мы пришли к следующему результату:
лифт можно строить, но только с соблюдением всех законных процедур, и так, чтобы не трогать существующих лестничных конструкций.

Шаг восьмой, начало проектирования

Вернёмся ещё раз на лестницу.

Поставленные здесь новые стойки, шириной под 30 см, не только грубы, но и затеняют всё пространство лестницы, теряющей при том прежний свой размах.
Первоначальное пространство буквально исчезает.
Первоначальные деревянные перила, балясины, косоуры, двери — теряются при виде новой конструкции. Ступени при том начали уже вырубать.

Нашей задачей, таким образом, было

  • тоньше
  • светлее
  • прозрачнее и
  • без разрушения старого.

Фирма-производитель лифтов и наш конструктор боролись за каждый миллиметр, проверяли и изобретали нечто новое.
Не так-то просто встроить в лестничный прозор диаметром 1,25 м лифтовую кабину, необходимые механизмы и конструкции!
Чертежи в масштабе 1:1 проверялись на месте, был также создан натурный макет для должного понимания наличных площадей и пространств. Рассмотрение их на месте потребовало некоторой эквилибристики.

Шаг девятый, напряжение растёт

В последний рабочий день перед Рождеством 2008 г. мы представили проект властям.

Вместо четырёх массивных опор появились 7 профилей 60/60 мм. Вместо тяжёлых перемычек — ступенчатые, сечением 5/6 см, причём так наклонённые к горизонтали, что они параллельны идущему с ними лестничному маршу. Остекление шахты более не квадратное, а вертикальное и следует уклону лестницы.
Вместо тёмнокоричневого колера мы взяли светло-жёлтый лестничных стен.
И проект был согласован.

Шаг десятый, мир

Прошение о строительном билете было заново подано 2.3.2009.
30.4.2009 мы получили разрешение на строительство.
Лестничные цепи были убраны 8 мая, как раз ко Дню Победы.

Шаг одиннадцатый, не состоялся

Всё шло должным чередом, когда вдруг опять раздался телефонный звонок.
Со стройки сообщали, в панике: „Господин Вольфф, здесь только что побывала охрана, она всё запрещает, всё пропало, вам следует немедленно приехать.“

Действительно, катастрофа средних размеров: уполномоченный домовладельцем столяр, из лучших побуждений, решил восстановить утраченные ранее ступени.
Вот только то светлое, что мы тут видим, была эпоксидная смола.
В приличном (реставрационном) обществе так себя не ведут.

Вновь пришлось вести интенсивные просветительские беседы, переубеждать каждую из сторон: дерево можно ремонтировать только лишь деревом, и ничем иным.
Исключения возможны, то только в особенных случаях, в малых пределах и по отдельному согласованию.
Этот этап мы тоже смогли преодолеть.
Можно было приступать к монтажу.

Шаг одиннадцатый, монтаж

8 июля приступили к сборке.

Привезены первые элементы конструкций

Опускается первая часть шахтной клети: сравните состояние до начала наших работ — и ожидаемый результат.

Шаг двенадцатый, выводы

Сравните ситуацию до начала работ и по их окончании — на первом, входном этаже, на промежуточной площадке и непосредственно под куполом.
Требования охраны памятников, действительно, делают многое сложнее, но, согласитесь, поиск соответствующих решений не только интересен, но и возможен, и ведёт к лучшим результатам. Предварительные обследования и документация требуют сил и средств — но окупаются с лихвой.
И сотрудники охраны памятников, и заказчики, в сущности своей — вполне достойные и приятные в общении люди, им просто иногда не удаётся найти путь друг к другу. На самом же деле всех участников процесса объединяет общая цель.
Нет никаких сомнений, что в данном случае возможны были бы и другие цвета, и другие детали — но есть вопросы, где мы должны уступать, в том числе и такому характерному заказчику, как был у нас.

Лифт работает. Заказчик и охрана памятников более не воюют. Грозившие всем процессы и штрафы растворились в никуда.

Оставить комментарий






Спонсоры: