«Уход за памятниками жилого строительства 1920х гг.»

Автор: администратор

Иллюстрации и тезисы доклада, прочитанного Винфридом Бренне в первый день коллоквиума.



Винфрид Бренне — архитекторы и генеральные проектировщики



Бюро исполняет проектные работы разного класса, от новых жилых комплексов, как посёлок имени Генриха Бёлля в Берлин-Панкове (образцово экологичный проект долгосрочного действия, одно время самая больная солнечная батарея города),

или целых микрорайонов в Голландии (Дордрехт) —

до санации или реконструкции, постепенно занявших значительное место в портфеле проектов бюро. Естественным образом большинство проектов как-то соотносятся с началом 20 века.


Так, при реконструкции начальной школы «Талия» в Старом Штралау (Берлин) реконструкции подвергся старый школьный комплекс, восстановлена отделка спортзала, и возведены новые классные павильоны.


Другим характерным образцом реконструкции является крупноблочный жилмассив «У пруда Шлей» в Берлин-Хеллерсдорфе.


К известнейшим примерам реконструкции и расчистки прошлых лет относится и бывшая Центральная школа Всеобщей федерации германских профсоюзов, в Бернау под Берлином, постройка известного и в СССР Ганнеса Майера, 1928—1930. Первоначально комплекс выглядел так:

, но к 2001 году его столовый зал стал таким:

. Мы добавили лишь немногое, например, этот зимний сад (2007)

, в прочем же ограничились расчисткой. Интерьер столового зала из обнаруженного нами в 2001

в 2007 вновь стал

. Пример расчистки классного здания (снимок 2001 и 2007 гг., на последнем слева общежитие учащихся)

показывает, какие пространственные ценности таятся среди столь скромной застройки, и как легко их бывает потерять при перестройке.


Проект иного рода — перестройка бывшего дворца президента Рейхстага, в Берлине, где ныне размещается Парламентское общество. Здесь нами перекрыт и остеклён внутренний двор.


Поместье Мариенфельде было нами расчищено от позднейших наслоений.

было:

стало:

было:

стало:


Реконструируя берлинский Цейхгауз, последнююпо времени создания постройку в стиле барокко, мы столкнулись с необходимостью сохранить в неприкосновенности все исторические виды и слои здания, и сочетать их с требованиями современного музейного дела (в здании расположен Музей германской истории)

Решением стала организация децентрализованных установок кондиционирования воздуха, расположенных в подоконном пространстве: так удалось избежать обширных воздуховодов, обычно змеящихся под потолками.


Сейчас мы занимаемся реконструкцией Музея имени кайзера Вильгельма в Крефельде, городе, многими нитями связанном с Черняховском.



История строительства жилых комплексов в Германиии



Необходимо помнить, каковы были исходные предпосылки для строительства жилых комплексов в начале 20 века. На аэрофотографии: «жилые казармы» в Берлин-Темпельгофе, на юге города.

Здесь, наоборот, квартал из центральных районов города (север слева):

Перенаселение было чудовищным, распространёнными были подвальные и чердачные квартиры. Этот пример — из Зорауэр штрассе 27, около 1908 г.:

Неудивительно, что при новой власти Веймарской республики город развил небывалый темп строительства нового жилья, показанный на этом графике. Даже в лучшие года Западного Берлина в один год не вводилось в эксплуатацию столько квартир!

Район «Город Сименса» показывает нам сразу три варианта подходов к жилому строительству: старосмысленные «жилые казармы» второй половины 19 века, отмечены коричневым; т.н. «реформированные» кварталы (до Первой Мировой войны, зелёные), жилмассивы модернизма (1920е гг., жёлтые).

Приглядимся к «реформированным» домам до Мировой войны.
Их адрес: Ноннендаммаллее, Берлин-Шпандау.
Заказчик/застройщик: Шарлоттенбургское строительное товарищество.
Архитектор: Йозеф Фельдхубер
Строились с 1912 по 1913 гг.
Вмещают 239 квартир.

Сравним с типичной улицой периода грюндерства:

с постройками Фельдхубера:

. Вскоре за ними последовал «Жилмассив город Сименса»:



Утраченный модернизм



Так выглядели фасады преподавательского особняка в Дессау ещё в 1998 г.:

, а так — типичные дома жилого комплекса:

, другого жилмассива:



Уход за охраняемыми жилмассивами 1920х гг.



Посёлок «Подкова» в Берлин-Брице, 1925-1930


Архитекторы: Бруно Таут, Мартин Вагнер (1 и 2 участки строительства) с Леберехтом Мигге (садовый архитектор)
Заказчик/владелец: Некоммерческое акционерное общество жилья, сбережений и строительства (ГЕХАГ)
Вмещает 1963 жилые единицы, из них 1556 квартир (76%) и 407 односемейных домов (21 %)
Периоды и участки строительства:

  1. участок, 1925/1926 гг.
  2. участок, 1926/1927 гг.
  3. участок, 1927/1928 гг.
  4. участок, 1928/1929 гг.
  5. участок, 1929/1930 гг.

Основой для соответствующего статусу памятника обращению со зданиями по сей день служит подомовая документация, составленная в 1980х гг. Здесь отмечено состояние домов, отдельно по каждому типу, на момент ввода в эксплуатацию (1930 г.). Систематика классификации, разработанной архитектурной марстерской Хельге Пица и Винфрида Бренне с 1984 по 1991 гг. сегодня стали основой сетевой базы данных, доступной каждому жителю круглые сутки.

Обследование зданий
Методически подход к восстановлению зданий делился на:

  • Документацию нынешнего состояния (Анамнез)
  • Составление концепции ухода за зданиями (Анализ)
  • Работы на зданиях (Терапия)

Документация исходного состояния подразумевала работу с:

  • архивами и библиотеками
  • историческими чертежами
  • историческими фотографиями
  • спецификациями встроенного оборудования или товаров
  • жителями (опросы)
  • сравнимыми образцами вовне

За ней следовала Документация наличного состояния:

  • фотографическая
  • рисовальная
  • реставрационная
  • строительно-техническая
  • инженерно-строительная
  • домовая книга
  • каталог строительных элементов

Из которых вырастали:

  • Анализ временных пластов
  • План-календарь ухода за памятником
  • Концепция реставрационных работ
  • Концепция проекта
  • Рабочая документация
  • Ведение строительства
  • Документация проведённых работ и Каталог будущих мер текущего ухода

Сводный каталог состояния зданий включает в себя: Строительные элементы следующего вида, как показано в списке и на примере:

  1. Введение
  2. Поэтажные планы / разрез
  3. Виды / фасады
  4. Сходы в подвал (только для многоквартирных домов)
  5. Цоколи
  6. Подъезды
  7. Выходы в сад
  8. Лестничные клетки (только для многоквартирных домов)
  9. Окна
  10. Зимние сады (только для односемейных домов), лоджии / балконы (только для многоквартирных домов)
  11. Крышно-чердачные пространства
  12. Магазины
  13. прочие постройки

Чертёж введения (отмечены зоны и стороны фасада, и группы элементов):

Планы этажей:

разрез:

Стороны дома / фасады:

Образцовый детальный чертёж подъезда на примере блокированных домов типа D1 (отмечены на плане зелёным),

возвращённого в первоначальное состояние:

Дальнейшая детализация подъезда:

Оконные проёмы:

Крыши:

Первоначальная цветность — отдельной лицы (удалось найти проектную акварель):

, всего посёлка в целом:

, группы домов:

и деталей отделки одного дома:

Каталог мероприятий состоял из двух основных частей, первой, Мер по сохранению здания, включавших:

  • Уход
  • Текущий ремонт
  • Воссоздание прежнего внешнего вида

а также Мер по улучшению качества жизни, включавших:

  • Модернизацию
  • Оптимизацию расхода энергии

Примером такого каталога может служить уже приводившийся подъезд:

, к которому применялись как меры ухода, так и ремонта, восстановления, модернизации, и, наконец, оптимизации:

  • Навес над входом требовал санации бетонной плиты (меры ухода и ремонта)
  • Освещение входной двери требовало модернизации
  • Окна требовали замены остекления (оптимизация энергопотребления)
  • Штукатурка была изношена (меры ремонта)
  • Входная дверь заменялась (новая по старому образцу), цветность воссоздавалась, усиливалась противовзломной гарнитурой замка, противовзломным остеклением (меры модернизации)
  • Наружная клинкерная лестница требовала ремонта

С точки зрения памятника, меры по сохранению здания (уход / ремонт / восстановление) своей целью имели

  • сохранение первоначальной материальности здания
  • сохранение или восстановление первоначального облика здания
  • применение соответствующих материалу, форме и технологии применённых материалов мер охраны
  • ликвидацию позднейших и нарушающих структуру памятника привношений и перестроек
  • максимальное использование наличных качеств здания

Меры по улучшению качества жизни включали единообразные решения доя всех типов зданий и требовали типового же согласования с органами охраны памятников. Возможными представлялись следующие привнесения:

  • в подъездах:
    • освещение входной двери
    • противовзломная защита входных дверей (замки / остекление)
    • домофон
    • почтовые ящики
  • в крышно-чердачном пространстве, изменение назначение площадей (при сохранении в неизменности внешнего вида)
  • на кровля:
    • решётки-снегоудержатели
    • мостки для рабочих
    • водосток слуховых окон
  • в солнцезащите (маркизы со стороны сада)

Для оптимизации энергопотребления, привнесения в

  • теплозащите
    • надподвального перекрытия,
    • внешних стен (изнутри, для ненарушения внешнего вида)
    • плоских кровель
    • скатных кровель (чердачного перекрытия, утепление межстропильных плоскостей)
  • теплозащите отдельных строительных элементов (окон и входных дверей):
    • замена остекления на теплоизоляционное
    • оснащение рам уплотнителями (по периметру оконых рам, в плоскости входных дверей)
    • при одинарном остеклении: добавление внутренней рамы
  • инженерной инфраструктуре
    • замена отопительных котлов на более эффективные (конденсационные котлы, теплосистемы на возобновляемых источниках энергии, тепловые насосы и пр.)


Город-сад «Соколиная гора» в Берлине-Грюнау, 1913—1916, план осуществлённого и, для сравнения, первоначально предполагавшегося значительно большего поселения:

Претворению плана помешала разразившаяся Первая Мировая война.

Начав работы в 1991 г., мы нашли здания в удручающем виде: в них невозможно было разглядеть постройки, знаковые для развития мировой архитектуры, при том, что сами строительные объёмы вполне неплохо сохранились. Возвращение им цветности, потребовавшее десятилетия работ, раскрыло их утерянный ранее характер — тем более сильным был производимый ими на зрителя эффект в далёком 1916 году, в кайзеровском Берлине.

1991:

2003:

1991:

2003: Вид этого портала вошёл во все архитектурные энциклопедии, но представить себе чисто ремёсленное качество его исполнения из книг и чёрно-белых снимков было невозможно.

1991:

2003:

1991:

2003: Цвета повторяются в группах, и формируют уличное пространство, зрительно сужая или, наоборот, расширяя его.

1991:

2003: Обширно использовалась и достигала вершин выразительности «малая архитектура», рисунок трельяжей, веранд…

1991:

2003: Одним лишь чистым синим цветом Бруно Таут превратил банальный по форме дом под скатной черепичной кровлей в подлинное начало или, наоборот, завершение группы односемейных домов.

Цвета повторяются в рамках ограниченного спектра, но без монотонной серийности.

1991: 

2003:

1991:

2003:

1991: 

2003: 


В 1911—1930 гг. город Магдебург, чьим муниципальным советником по строительству служил Бруно Таут, построил изрядное количество «реформированных» жилых посёлков. Некоторые работы, не оконченные самим Таутом, продолжались после его эмиграции.

Один из посёлков так и назывался: «Реформа»

План покраски, наряду с сохранившимися чёрно-белыми фотографиями улиц и, особенно, интерьеров, позволяет представить себе дух, царивший некогда в этих пространствах.

Этот дух также пришлось заново искать и находить.

было:

стало:

было:

стало:

было:

стало:

было:

стало: При скромной плоскостной окраске стен, входные двери становились основным акцентом отделки, адресной табличкой дома: их тоже пришлось воссоздавать по чёрно-белым фотографиям.

Составлялась палитра цветов, в том числе и для облегчения последующих ремонтов:


Жилой комплекс «Шёнланкер штрассе» в Берлин-Пренцлауэр берге, 1926—1927

Бруно Таут здесь мастерски продолжает начатую до него периметральную застройку квартала, и вскрывает её, сдвигая обширный двор на край участка.

Казалось бы, унылый двор — возвращение цветности делает его действительным «продолжением квартиры вовне, как некогда и задумывалось Таутом.

было:

стало: Жильцы немедленно подхватили оживлённый тон двора, о чём свидетельствуют их разросшиеся за минувшие годы — но отсутствовавшие ранее! — балконные посадки.

было:

стало:

было:

стало:

было:

стало: Окраска не ограничивалась фасадами и входными дверьми, но распространялась далее, на лестницы…

было:

стало: и даже в квартиры. Некоторые удалось вернуть в первозданное состояние:


Лесной посёлок «Хижина дяди Тома» в Берлин-Целендорфе, 1926—1931

Архитекторы: Бруно Таут, при участии Леберехта Мигге и Марты Виллингс-Гёре (садовые архитекторы)
Заказчик/владелец: Некоммерческое акционерное общество жилья, сбережений и строительства (ГЕХАГ) и отдельные застройщики
Вмещает 1915 жилые единицы, из них 1592 по проектам Бруно Таута, из этих последних 1106 квартир и 486 односемейных домов
Периоды и участки строительства:

I и II участки, 1926—1927
III и IV участки, 1927—1928
V участок, 1929—1930
VI участок, 1930—1931
VII  участок, 1931

Состояние: сохранился, постепенное реставрационное восстановление с конца 1970х гг.

План покраски улиц:

и оригинальное отображение его воплощения:

Бодрым зелёным дома встречали лучи утреннего солнца, тёплым красным освещали семейные вечера.

До наших дней  дома дошли не без утрат, в том числе и по причине неправильно нанесённых позднейших покрасок:

Палитра Таута осмысленна, и делит цвета на «активные» и «пассивные», обращая одни — во дворы, а другие — на улицы.

Сохранённые при строительстве сосны, в сочетании с покраской домов, отсылает к акварелям самого Таута, изображающим эти же леса и озёра в из первозданной неприкосновенности:


«Киссингенский квартал» в Берлин-Панкове, реставрационный ремонт 1997—1998. Схема показывает типы покрасок, их сочетания со штукатуркой, и сохранность первоначальных штукатурок:

До начала работ в 1997 г. цветность не прочитывалась:

Полоски цветопроб и новой, по старому рецепту воссозданной штукатурки:

1997

1998

1997

1998


Жилой комплекс «Бушаллее» в Берлин-Вайссензее, 1925—1930

Владелец: Некоммерческое берлинское общество строительства жилья и посёлков (ГСВ) и БауБеКон
Заказчик: Некоммерческое акционерное общество жилья, сбережений и строительства (ГЕХАГ)
Архитектор:
Бруно Таут
Вмещает 645 квартир

Периоды строительства:

  1. 1925—1926
  2. 1927—1928
  3. 1928—1930
  4. 1930

Первоначальный зелёный бульвар, вдоль которого своими лоджиями выстроились дома, с годами превратился в оживлённую вылетную магистраль. По ней прошёл трамвай. На шумовую нагрузку жильцы не преминули отреагировать остеклением всех балконов:

Возвращение зданиям первоначального облика не могло обойти этот вопрос: разномастное остекление силами жильцов сменили филигранные профили, позволяющие как воспроизведение авторской прозрачности, так и возрождение автором же задуманного использования лоджий как «продлённых вовне» гостиных — даже и при возросшем уровне шума:

было:

стало:


Двойная вилла мастеров Мухе и Шлеммера в Дессау, 1926

Для мастеров-преподавателей «Баухауза» было построено три однотипных двойных виллы:

«Собранные» из одинаковых модулей, они повёрнуты друг ко другу так, чтобы не мешать раздельному проживанию профессорских семей. Широкие окна обоих полувилл показывают, что в них располагались ателье художников:

Подобное состояние длилось недолго, окна ателье и лестниц были затемнены: так здание пережило войну.

К 1998 г. к этим «идеологическим» перестройкам прибавились «народно-хозяйственные: бурый уголь, которым топили в ГДР, потребовал забросить первоначальную систему отопления и возвести множество маленьких дымоходов:

Фасад удалось вернуть в первоначальное состояние.

Подход к зданию был таким же, как и в посёлке «Подкова». Первый этап: сбор данных, второй — точное картирование утрат штукатурки:

и составление планов и фасадов строительных периодов (до 1933 г. — зелёный, до 1945 г. — красный, после — жёлтый):

Проводились обследования проектной и осуществлённой конструкции и строительной климатологии здания:

было:

стало: В интерьерах (ателье Мухи) при восстановлении удалось сохранить первоначальное покрытие пола, на котором сейчас прочитываются бывшие здесь, но теперь вновь ликвидированные перегородки.

было:

стало: Гостиная Шлеммера после восстановления:

Цветность потолков, щёк окон и дверей, или подшивки балконов зримо опровергает миф о «клинической стерильности» модернизма:


Микрорайон «Город Сименса», уже упоминавшийся выше:

Его дома также не без утрат дожили до наших дней: в послевоенном Берлине жилищная нужда заставила искать резервы для надстроек и уплотнений, где только было можно, и вот торцевой корпус «броненосца» получил дополнительные окна и целый новый этаж. Магазинные пристройки были расширены согласно изменившемуся стилю покупок.

При реставрации было решено эти привнесения не убирать, так как и они — ценный пласт истории.

до войны:

после: Воссозданию комплекса помогло и то, что сам архитектор этих зданий жил и работал здесь: непосредственно напротив «броненосца»

была квартира и бюро Ганса Шаруна:

Конструкции оказались вполне на высоте пронизанного свежим ветром перемен времени: так, скульптурно вырезанные «корабельные» балконы «броненосца» оказались всего лишь двусторонней штукатуркой по металлической рабицной сетке:

Так за несколько десятилетий работ и трудов полузабытые жилмассивы модернизма 1920х гг. были возвращены и к горожанам, и к прежней славе

, ныне увенчанной званием «Всемирного наследия ЮНЕСКО»



Прилетев позднее всех, Винфрид Бренне буквально завоевал аудиторию быстротой и напором своего доклада. С не меньшей энергией беседа продолжилась и по окончании лекции, вопросы сыпались один за другим.

Впрочем, пришлось прервать и этот раунд: гостей ждала пешая экскурсия в «Пёстрый ряд«.

Некоторым пришлось повторить её дважды.

Оставить комментарий






Спонсоры: