Тяга к искусству

Автор: администратор

«Пильский ежедневник» сообщает: великопольский конкурс «Ревита» выиграл проект реконструкции пильского железнодорожного вокзала и локомотивного депо, представленный студией «Архитектон» (Ева, Ольга и Ромуальд Хаусманны). Бюро «Контур» (Марек и Мацей Святополк-Мирские), наряду с третьим пильским коллективом Паулы Валендовской и Марчина Бекаса, удостоились поощрительных премий.
Ему вторит «Пильская жизнь»: «Победа концепции» и «Ревитализация железнодорожной станции, исследование студии «Контур».

Проекты достойны критического разбора.


“Architekton” mache aus dem Rundlokschuppen ein Rund-um-die-Uhr-Zentrum der Künste, wobei der Begriff “Kunst” über die althergebrachte Malerei, Tanz und Kino auf Lebenskunst, Liebe, Essen und Erholung ausgeweitet werde, um nur einige zu nennen. Neue Definitionen und Zugmaschinen seien hier vonnöten, denn mit den alten war das Depot zwar geboren, aber auch untergegangen. Die Bauten beheimaten nunmehr Seminare, Präsentationen, Kunstexperimente usw.: die Stadt sei voll mit Ideen, denen Platz für die Umsetzung fehle, und hier wäre ein schicklicher Ort selbst für die ausgefallendsten von ihnen. Der Raum sei allen denkbaren Ansprüchen gewachsen, ihn für eine weitere Loksammung zu vergeuden schicke sich nicht.

Комплекс сгруппирован функционально: здесь будут тренажерные, спортивные и танцевальные залы, художественные мастерские и студии звукозаписи, выставочные залы.

Крупнейшим из них станет само депо, захватывающие пространство с подвижной сценой и трансформируемым залом. Такими же легко трансформируемыми будут и прочие помещения комплекса.


В одну линию с вокзалом в сторону реконструированного депо протянется галерея магазинов и переменных экспозиций.


За ними сужение, служба гостеприимства — и вот открывается площадка поворотного кругав перед веерным депо, новый «форум».


Он служит летним кино, площадкой открытых концертов, презентаций и лекций. Поворотный круг сохраняется и служит сцене. За форумом ось восток-запад завершается, ещё раз сузившись и расширившись, ступенчатым спуском к реке. Тут купаются, катаются на байдарках, рыбачат.

Вынос торговых помещений из вокзала в новую галерею расчистит залы ожидания и кассовые вестибюли — но будет ли удобно постоянно входить и выходить: то из вокзала на перрон, то из галерейного магазина в соседний? Определённо, нет, и это — намеренно: раз за разом поворачиваясь под летучей крышей (следуя профилю путей, она всё далее отходит от строчки расширенного вокзала), покупатель увидит круглящийся в отдалении купол, и подводящие к нему выставочные короба. Эти последние хотелось бы видеть гораздо более прозрачными, нежели показаны авторами.
Перекрытие двора веерного депо некоей пластиной — не принесёт ли более проблем, чем решит? Сегодня поворотные круги — их три — ясно противопоставлены: один под куполом, другой в центре веерного двора, третий, самый малый, вовне. Так же под крышами окажутся два. Кроме чисто архитектурной стороны и инженерной сложности осуществления (очистка?), совершенно невозможным окажется дальнейший ремонт паровозов на «Интерлоке»: как котлы переносить? Мастерской в подписях нет, путей тоже, на их месте — пустынный конгресс-центр, видимо, с выставкой…
«Башня из слоновой кости», бывшая водонапорная — замечательная находка, избыточно лишь её гастрономическое подножье: перекрывает выход из круглого двора к реке. Получаются пропилейные стяжки по обеим сторонам форума, а оправданы ли они композиционно? Вход-то ведь один? Да и как творить, когда с одной стороны стучат на стыках поезда, а с другой стучат стаканы по столам?

Суперграфика как ограждение-сигнал проходящим поездам — вполне уместна, но шрифт не совсем ещё хорош.
Впрочем же нужно заметить, что купол Шведлера авторы, как и дипломанты до них, показали упрощённо, неверно.

«Контур» руководствовался главенством истории, неся новые функции под старые крыши вокзала, циркульного и веерного депо; изменения в структуре старых объёмов минимальны, конструкции на виду, красота старого чугуна и нового инженерного искусства налицо. Опора на существующие уже события и службы, без замены их «пришельцами»: и верность принципу, и экономия.

Ремонт локомотивов уже собирает вокруг себя тяжёлое машиностроение, кузнечное дело, целый технопарк… в сочетании с ними появляются питание (кафе / кондитерская / рестораны / бары / паб / винный погреб), туризм (хостел), конференции, центр здоровья (бассейн / сауна / спа / салон красоты). Верхние этажи займут художественные ателье. Стены раскрываются, чтобы и в патио, и в декорациях посетитель не забывал о труде уникальных мастеров-паровозостроителей.

Двухэтажная коробка на поворотном круге купольного депо, ныне ставшем центром вращающейся сцены, напомнит о поездах, входивших под свод.

Осмотровые колодцы — забранными стеклом демонстрационными витринами: там, под ногами, части вагонов, двигатели, некоторые поршни.

Часть кольцевого нефа займёт мезонин и кафе. Навершие водонапорной башни сменит мембранная конструкция (там разместится музей, а на втором этаже — кинозал).

Снятие штукатурки обнажит красивую кирпичную кладку; утраты заполнит графика, старинные виды, художественная подсветка и проекции.

Когда движение уходит на южную сторону вокзала, становится избыточен подземный переход: сегодня он запущен и некрасив, хоть в нём изредка и играют хорошую музыку. Теперь здесь можно организовать цепочку лож-купе, поставить диваны, подавать кофе и вино, и показывать по отсекам, как в окне, мир странствий: красоты Транссиба, Восточный экспресс, трансамазонский, швейцарские железные дороги…

Сочетание работы и развлечений — бесспорно, сильный ход. Непонятно лишь, как мастерские «Интерлок» теперь загружать: подъездной путь становится главным пешим ходом, и, наверное, недоступен, а крыша летнего кафе не задаёт ли слишком низкий габарит?

Проработаны стены веерного депо — подлинны ли они? Под сегодняшней штукатуркой может скрываться прежний клинкер, но арки у ресторана стеклянными простенками говорят о другом: не строили таких прежде. Зачем же эта подделка под старину? Водонапорная башня тоже обращена новой лестницей вовнутрь, внешний вид сохраняя в неприкосновенности… Нет ни единой стороны центральной площади без привнесений, лишь купольное депо скрывает их, вовне не вынося — так не в новой ли архитектуре искать гармонизацию? Она не сродни мимикрии, не равнозначна конфликту с историей, вокзал тому примером. Что за променад с будто бы уличными, будто бы старыми фонарями проведён по его главной анфиладе!
Разве что кассы или стенды справа можно было бы поправить.

Летнее кафе у поворотного круга не должно делать вид, будто оно было бы тут испокон веков. Зато опорами с реконструируемых перронов по всей стране воспользоваться тут можно было бы вполне!
Антресоли и галереи могут решить проблему зим: ни веерное, ни циркульное депо сегодня не теплоизолировать и не отопить, встроенные короба — вполне. Нужно лишь вывести уже задуманные стеклянными парапеты выше, и перекрыть. Вот только опирание на цоколи чугунных колонн, да рассечение арок внешних стен (в циркульном депо) не поддержит никакая охрана памятников; лучше «развязать» обе структуры.
Стеклянные смотровые замечательны, хорош и бар в подземном переходе: отчего бы «пильским метро» соединить и континенты, и части комплекса, хотя бы и мысленно? Может и в депо быть свой подземный уровень, и в переходе свой свет…

Здание вокзала и депо сегодня находятся в собственности у Польских железных дорог. Инвестору их придётся выкупить, но президент Пилы Пётр Гловски «готов перенять эти площади у станции и осуществить проект, например, как государственно-частное партнерство».

Пожелаем ему успеха.
Обе концепции легко сочетаемы, новостройки «Архитектона» с реконструкциями «Контура» — пойдут ли на такое организаторы и сами архитекторы?

Оставить комментарий






Спонсоры: